Нижнее Приангарье: люди и сырье

| Нет комментариев

"И что делать тем, кто не хочет ни добывать нефть и золото, ни обслуживать вахтовиков, кому Нижнее Приангарье дорого само по себе, а не как кладовая золота и руд? Помирать, как Партизанску? Уезжать?"

«Новая Газета» опубликовала материал Алексея Тарасова о социальной и экологической ситуации в районах добычи золота Нижнего Приангарья. В статье «Как добывается русское золото» рассказывается о п. Партизанск Мотыгинского района, куда в июле 2010 года выезжала группа КРОЭО «ПЛОТИНА». Также автор статьи приводит данные о ситуации в Северо-Енисейском районе, где добычу золото ведет ЗАО «Полюс». 


Как добывается русское золото          

В сегодняшней России повторяются сюжеты древнейшей истории. Перед тем, как ради вожделенного металла вырезать язычников, испанцы рассказывали им о Христе. Нынешние конкистадоры - о модернизации, инновациях и частно-государственном партнерстве.

Поселку Партизанск не повезло - стоит на золоте. А оно, так повелось, губит людей. Вот только партизанцы гибнут вовсе не за металл, а просто потому, что оказались на пути страждущих золота. Просто потому, что живут они здесь, некстати. Поэтому им и не позавидовать. Как инкам в свое время

 

«Прямо в Партизанске и совсем рядом с поселком работают сразу четыре золотодобывающих предприятия: ОАО ГМК «Ангара-Север», ЗАО «Васильевский рудник», ЗАО «Прииск Удерейский», ООО ГПК «Самсон». Предприятия ведут разведку и разработку месторождений в непосредственной близости от жилых домов, - говорит глава Партизанского сельсовета Анатолий Бондаренко. - Буровые работы идут рядом с водозабором, питающим поселок. Готовятся взрывные работы на месторождении Герфед, карьер находится всего в 350 метрах от крайних жилых домов». Бондаренко стал главой недавно - в марте, и пока еще пытается что-то делать, но кому есть дело до таежного поселка? Откликнулась Красноярская общественная экологическая организация «Плотина». Ее председатель Алексей Колпаков: «Более ужасающей картины я пока не видел. Хотя, наверное, есть и хуже. Бурят прямо в огородах. Одна драга стоит метрах в 80 от ближайших домов. Вокруг поселка - как бомбардировка прошла: карьеры, скважины, отвалы».

Несколько лет назад местные депутаты и тогдашний глава умудрились подписать такой план муниципального образования, что в его границы не вошла часть поселка - дома на нескольких улицах, кладбище, водозабор. Все это, вроде, пока на белом свете существует, но в той реальности, что у нас главней - юридической - ничего этого уже нет. Включая людей с их проблемами и потребностями. Есть золотая жила, уходящая под острым углом под поселок. А люди теперь лишь гадают, как «наш тогдашний мэр» умудрился состряпать такую карту. И шестеро депутатов ее подписали. И ведь теперь ни один в этом не признается.

По просьбе «Плотины» выполнен анализ вод, отобранных в Партизанске. В коричневой реке Большой Мурожной, притоке Ангары, более чем 10 ПДК железа, 9 ПДК меди, 15 ПДК цинка. В ручье близ водозабора - 6 ПДК железа, 9 - меди. Эти вещества - третий класс опасности, и эту территорию - эксперты ссылаются на федеральное законодательство - можно объявлять «зоной чрезвычайной экологической ситуации».

Здесь прописаны полтысячи человек. Живет, конечно, поменьше. 250 пенсионеров, 150 трудоспособных. Садик, школа. Больницу упразднили - будет только амбулатория. Отдельные реплики - из видео- и диктофонных записей бесед с партизанцами (некоторые пожелали остаться неназванными). «Моего дома нет на карте. Сразу за домом бурят. Когда комиссия - отходят. Мы окопанные все. Дамбу у них вот на днях прорвало. Хотела у свекра на могилке прибраться, памятник покрасить, так не пробраться ни на машине, ни пешком. Вот у нас водозабор, а выше - буровая. Там же какую-то химию спускают. Накипь на чайниках, меняем через полгода. Слизистый осадок, как сопли. Как от чайного гриба. И водокачка уже на их территории. Должны будем им платить... Я уже на учете по онкологии стою. Сама в больнице работаю 8 лет, и все больше людей с участка «васильков» (ЗАО «Васильевский рудник» - А.Т.) привозят с сердечными заболеваниями. Парни молодые, чуть за 20, здоровые, и - сердечные приступы. Белорус, сосед, после Чернобыля сюда сбежал. А потом отсюда дунул. Даже тараканы и воробьи исчезли, не выдержали. Бывало, конь прошел, навалил, и вот они, воробьи. Теперь их не увидеть... Жизни нет. А переселять нас отсюда не будут, не хотят». (Альбина Ивановна, местный депутат)

«На все наши обращения властям - отписки. Последнее обращение писали в мае Путину - что у нас отобрали земли. Пришел ответ, что должен быть еще один ответ. И всё, больше ни ответа ни привета. Там написали обо всем: и о драге, и о «васильках», и о цианиде. Больше половины жителей подписали. Как ветер оттуда, так вся пыль к нам сюда. Картошка чернеет в один день... Наши дома, они - нигде. Бульдозер свернет, и никто не поможет, никакой суд. С нас вдруг перестали брать квартплату. Недавно в газете объявление: дома выставили на аукцион. С живыми людьми. Благо, глава района выкупил их на бюджетные деньги, депутаты дали. Почему такие границы муниципального образования утвердили, непонятно... Нас просто обманули, обещали инвестиции. У нас одно желание - выехать отсюда. Жизни здесь уже нет» (Валентина Ведерникова, бывший депутат).

«Кто тут этой водой доволен?! Гольная известь. Живу здесь 74-й год. Раньше с каждого ручья питались. Кедры сохнут. Ни грибов, ни ягод, нет уже ничего. Некуда и ходить. Лес после кислых дождей тут же желтеет. Тараканов и мышей домашних не стало. Земля-то трясется. Одни полёвки остались. С каждым годом все хуже и хуже. Реки нарушили драгами, землю нарушили. Веники поехал ломать нынче, а березы-то голые. На Николаевск поедешь - все после взрывов в красной пыли. Я смеюсь: старики бородами, кайлом да лопатой выгребли всё золото, а они ищут, ага, в ящике лежит, их дожидается». (Дед Геннадий). 

«Драга напротив моего дома. Я попросила нашего начальника управления образования, чтобы мне приходить на работу к 10 часам, потому что драга прекращала работать только к 6 часам утра. Когда мой муж работал, было по-другому: делали миништольни и взрывов никто не слышал. А сейчас!»

И Бондаренко говорит об отсутствии технологической культуры: «Раньше тоже бурили. Но делали это аккуратно, ставили профили. А теперь - кошмар, что делается. Бурят как попало. Скважина вот прямо на кладбище. Туда и не пройти уже, дамбу у них прорвало. Ну что там будет, если яму выроют? Кости все туда вывалятся. Такой ход дел уже как бы убедил жителей, что на месте Партизанска будет большая яма. Отсюда и рождается желание, чтобы переселили отсюда».

Руководитель Управления Роспотребнадзора в Красноярском крае Сергей Куркатов: «Данными о заболеваемости населения в п.Партизанск не располагаем». Замруководителя Управления Роспотребнадзора в крае Дмитрий Горяев: из Партизанска с 2007-й по 2010-й поступило две жалобы на качество питьевой воды и шум от золотодобычи. Вода, согласно проведенной в 2007-м экспертизе, соответствует гигиеническим нормам. Источники шума отсутствуют. Проверку по жалобе 2009 года «не представилось возможным, т.к. эксплуатация драги на момент поступления обращения не проводилась». (В поселке как анекдот рассказывают о работе комиссии Роспотребнадзора: пробы эти, как их здесь называют, «водомуты» взяли из единственного чистого ключа. И показали, что эта вода - из скважины. Проба прошла на «ура». А что до шума - так золотари временно прекратили работу, перекурили.)

Сюжеты древнейшей истории повторяются вновь и вновь. Только испанцы перед тем, как резать инков, говорили им о Боге-отце и сыне его, который страдал за людей, а нынешние конкистадоры, так же привлеченные блеском золота, - о модернизации, инновациях и т.д. Освоение Партизанска, скукоживающегося как шагреневая кожа, и всех окрестных земель вписано в программу «Комплексного развития Нижнего Приангарья». В нем - вся таблица Менделеева. По паспорту инвестпроекта, его основная цель -- укрепление промышленного потенциала востока страны на принципах государственно-частного партнерства. Суть такого абсурдного партнерства в том, что бюджет тратится не на стариков и детей, не на культуру и образование, а помогает крупным компаниям, чьи доходы и без того превышают этот самый бюджет. И при этом - немаловажное условие - от людей этот факт не то чтобы ни скрывается, он преподносится как некое достижение и благодеяние. Народу говорят, что от освоения бизнесом природных богатств края он с чего-то станет жить лучше.

Меж тем разработчики этого проекта не потрудились провести комплексную оценку влияния будущих предприятий на экологию Нижнего Приангарья. Впрочем, это понятно: врать незачем, никто не вынуждает. Но и говорить правду не совсем удобно - об уничтожении природы Прианарья и старожильческого анклава, о превращении Ангары в сточную канаву. Все-таки у всех участников проекта есть западные партнеры, которые могут не понять такой бизнес.

Помимо экономической выгоды от «комплексного освоения» запланировано «обеспечение безопасности и благоприятных условий жизнедеятельности человека, ограничение негативного воздействия хозяйственной и иной деятельности на окружающую среду и обеспечение охраны и рационального использования природных ресурсов в интересах настоящего и будущего поколений». Для этого, в частности, написан громадный фолиант «Схема территориального планирования промышленного района Нижнее Приангарье». Все последние годы в Приангарье, собственно, и наблюдается «создание комфортных социальных условий для проживания». Жители Партизанска: «Нас оккупировали. Какую грязь они льют в воду, что мы пьем - неизвестно». «Все родники загадили, по весне текут розовые, голубенькие, зеленые ручьи. Черемуха в стручках уродилась. Кошки рождаются без задних ног, телята-уроды. Высокая смертность от рака (перечисляют соседей - умерших и прооперированных). Я все это связываю с работой предприятий... Никакого будущего нет. Угробили поселок. Муж у меня подводник был, на день ВМФ должна была съездить на кладбище - не смогла пройти. Где драга ходит - был аэродром, потом спортивная площадка, футбольное поле, волейбольное, сейчас туда стоки производственные идут. Водокачка - на горе Морозко, скоро там будут взрывать, разрабатывать. Скоро до всех нас дойдут. Мы бы, конечно, хотели отсюда уехать. Вы бы посмотрели на наших ребятишек, у которых, с февраля начиная, вот такущие синяки, несмотря на то, что в школе они систематически ходят на лыжах. Посмотрите на наши березки пожухшие. Посмотрите, как тайга, хвоя желтеет. Мы не специалисты, но видим: что-то неладное. Чем дышим, не знаем. Нас надо переселять. Забрали бы школу себе под общежитие вахтовиков».

Глава поселка Бондаренко: «Смыло дамбу, теперь дороги нет, вся техника идет через поселок. Шум, пыль. А по ночам драга скрипит. Раньше СЭС приезжала. Делали замеры шума. Ну, было 250 метров до домов. А теперь метров 60. Крайние дома остались за чертой поселка. Пообкусывали нас со всех сторон. Документы оформлены, минуя нас. Написал запрос в райпрокуратуру о том, как оформляют вот эти участки. Должны ли спрашивать мнения администрации, жителей. Куда налоги должны идти. Все эти предприятия вывозят золота полторы тонны в год. А у нас годовой доход бюджета 175 тысяч (с подоходных налогов). В золоте это сколько граммов? У «васильков» их территория - только карьеры. А они перегородили шлагбаумом дорогу. Вот  сегодня я поехал, постоял у их КПП, пришлось вернуться».

«Вся территория - зона интересов «васильков». «Сейчас настроения такие в поселке, как перед концом света. Крыши текут - пускай текут. Рубероидом покрыли и всё».

Объективных данных о качестве жизни в Партизанске нет. И никто не скажет - преувеличивают ли старожилы свою беду. Для того, чтобы рассудить, надо жить там. А кто там живет, те с ходу, без расспросов, рассказывают об этом аде. Разумеется, превратить в него жизнь одни «васильки» не смогли бы. В Партизанске трудятся, напомню, четыре золотодобывающих компании. Это по сведениям местных властей. Так, называют ООО ГПК «Самсон». Но согласно данным Информационно-издательского центра по геологии и недропользованию Минприроды РФ «Геоинформмарк», а также Союза золотопромышленников, ОАО «Васильевский рудник» еще в 2004 году увеличил свои золотодобывающие активы за счет приобретения ООО ГПК «Самсон». Смотрю результаты конкурсов за следующий, 2005 год, когда, собственно, «Васильевский рудник» и получил лицензии на партизанское месторождение Герфед, а также на Ильинское и Нижнее-Таловское рудопроявления золота. Оказывается, в тех конкурсах участвовали лишь два заявителя - сами «васильки» и... ООО ГПК «Самсон». Соревнование с самим собой? Разовые платежи за право пользования недрами в сумме тогда составили менее полутора миллиона рублей.

Вместе с тем все четыре компании, включая «Самсон», фигурируют в документах Минфина в поставщиках добычного золота и серебра (скажем, в приложении 5 к письму Минфина РФ от 28.04.2008 № 11-13-12/379).

Проверить участников освоения поселка Партизанск сложно, поскольку традиционно артели золотарей - «вещи в себе», закрытые для посторонних. Но основные сегодня, конечно, «васильки» - у них четыре месторождения (лицензии) в Партизанском золотоносном узле (это треугольник со сторонами 35 х 25 х 25 км), золотоизвлекающая фабрика с годовой производительностью 400 000 тонн, станция обеззараживания, склад веществ для взрывных работ, котельные, хвостохранилище и т.д.

И претензии Партизанск предъявляет, главным образом, к «василькам». ЗАО «Васильевский рудник», образованное в 1992г. старательскими артелями, находилось при смерти, когда его весной 2004 года приобрел Владимир Прейс (гендиректор ПЗЦМ-Втормет, до этого возглавлял банки, занимал различные управленческие и технические должности в Главстройпроме и Главбамстрое) с партнерами. На базе «васильков» в Великобритании летом 2005 года возникла Angara Mining Ltd. Ее зарегистрировали, конечно, россияне. В совет директоров вошли Владимир Прейс, Илья Прейс, Петр Головинов и Джон Фэрли (консультант инвестиционных банков на первичных и вторичных рынках золота, серебра и платины, работал в Johnson Matthey Canada Ltd). Позже возникло еще одно звено - все акции «васильков» были переложены в подконтрольную Angara Mining  кипрскую Brownypool Trading Ltd.

Власти трудно заподозрить в любви к народу: они всегда помогали не жителям Партизанска, а «василькам». Еще в 96-м государство выдало им 18 млн долл «золотого кредита» (вернуть надлежало 1,6 т золота). А краевые власти выступили гарантом по погашению этого кредита перед федерацией. Предполагалось, что уже через три года «васильки» начнут нести золото, поэтапно гася кредит. Не вышло. Минфин обратился в суд о взыскании задолженности, и в 2003 году иск был удовлетворен. Однако в конце 2004 года, когда у «васильков» поменялись собственники, Минфин передумал и решил все-таки реструктурировать долг, простив золотодобытчикам 8 млн долл. штрафов и пени. При этом депутаты Заксобрания и краевая администрация направили письмо президенту с просьбой пролонгировать кредит, и «василькам» предоставили рассрочку на 11 лет. Гасить будут до 2015-го.

У новых собственников наблюдались идиллические отношения и с администрацией края во главе с Александром Хлопониным, и с депутатами, и с федеральными властями -  с состоянием дел на месторождении прилетала знакомиться комиссия Контрольного управления администрации президента РФ. И даже с районными властями - хотя, казалось бы, они-то уж должны были разглядеть беды Партизанска. Но и тут, в общем, ничего удивительного.

Мотыгинским районом, недра которого «Васильевский рудник» осваивает, был в то время - когда у «васильков» появились новые собственники - Виктор Званцев. А руководил тогда «васильками» Владимир Званцев. Братья совершили рокировку: Владимир пришел в золотой бизнес с госслужбы - он работал заместителем губернатора по природным ресурсам, а Виктор, напротив, перейдя во власть, покинул золотой бизнес - ранее он возглавлял ОАО «Енисеейзолото». Кстати, и в бизнесе, и во власти Виктора Андреевича сопровождали скандальные истории. Последняя произошла уже после того, как он досрочно, в 2006-м, покинул пост главы Мотыгинского района - попал под суд за злоупотребление полномочиями (выдавал заведомо невозвратные кредиты). Он же был первым директором программы развития Нижнего Приангарья. Теперь природными ресурсами края занимается его сын - Званцев-младший возглавляет краевое государственное бюджетное учреждение «Дирекция по особо охраняемым природным территориям Красноярского края».

Зампредседателя Заксобрания края Анатолий Ромашов: «Проект Васильевского рудника является, пожалуй, одним из самых ярких примеров взаимовыгодного партнерства власти и бизнеса. То, что мы называем частно-государственным партнерством».

Вот поэтому недоумение жителей Партизанска, как их дома могли оказаться за границами поселка, почему бурят у них под окнами, кажется неуместным.

Владимир Званцев просто опровергал слухи о регистрации компании в кипрском офшоре. А Хлопонин говорил, что у него не вызывает беспокойства тот факт, что собственник «Васильевского рудника» прописался в офшоре. И помогал обеспечить рудник электроэнергией, чтобы еще активней бурили, взрывали и травили. Партизанск писал письма президенту. Судебные приставы не знали, как выбить с «васильков» зарплаты - на начало 2009 года долгов перед работниками накопилось 14,5 млн.  Весной прошлого года голодовку объявили охранники Васильевского рудника - в тайге протестовать бессмысленно, поэтому они принесли матрасы и запас воды в красноярский офис «васильков».

Весной с.г. Газпромбанк, где кредитовались «васильки», проводил реструктуризацию их долгов, и стал, таким образом, владельцем 60 % акций ЗАО «Васильевский рудник». Не знаю, закончился ли уже процесс передачи собственности, но информагентства о смене владельца сообщали. На 1 января с.г., согласно годовому отчету, основные акционеры Газпромбанка: Газпром (42%), ОАО «ГАЗ-сервис» (17%), ОАО «ГАЗКОН» (17%), НПФ «Газфонд» (7%) и компания по управлению активами «Газфонда» ЗАО «Лидер», Д.У. (19%). Крупнейший акционер Газпрома - государство (50,002%). Выходит, что жители Партизанска могут теперь утираться и прекращать искать справедливость: теперь их вытесняет с их земли, гонит даже мышей и воробьев родное государство. Не будет же оно само себя штрафовать, призывать, останавливать... Газпром спонсирует «Зенит». Суммы трансферов, перечисляемых за игроков в ногомяч, исчисляются десятками миллионов евро. За эти деньги весь Партизанск можно было бы переселить на юг края в дворцы с подсобным хозяйством и подведенным газом. Но это, конечно, кривая логика. Глава Газпрома и глава совета директоров Газпромбанка Миллер волен любить «Зенит» и ничего не знать о Партизанске. А краевая программа переселения северян на юг здесь не действует. «У нас  свое переселение - на кладбище, оно как раз на юге, и оно теперь больше, чем живой поселок - говорят партизанцы. - Но и его забирают».

Тогда же, минувшей весной, ФАС удовлетворило поступившие друг за другом ходатайства о приобретении 62,5 % акций «Васильевского рудника», поступившие от московского ООО «Оникс» и кипрской Hitrend Consultants Ltd. Так что формально, быть может, Газпромбанк уже и ни при чем.

Знакомство со «Схемой территориального планирования Нижнего Прианнгарья» вселяет оптимизм. Всё в Партизанске, оказывается, происходит в полном соответствии с ней: «Развитие р.п. Партизанск предполагается в качестве центра вахтового расселения для целого ряда проектов в сфере добычи и переработки золота, ниобиевого концентрата золото-сурьмяной руды. Понятие центра вахтового расселения подразумевает наличие в поселке постоянного населения для обслуживания базовых инфраструктур (социально-бытовых, коммунальных, транспортных) необходимых для деятельности на территории значительного числа вахтовых рабочих. Указанная функционализация позволит изменить устойчивый тренд снижения численности р.п. Партизанск (спад населения более 50% от уровня 1989 г.)».

 

Иными словами, Партизанск больше не рассматривается как место для жизни и счастья, как место, где растят детей и ходят в тайгу, радуются приволью и покою - тому, ради чего сюда и пришли люди из России. Старый Партизанск должен умереть. Что он, собственно, и делает. Обошлось без переселения - это дорого. А вахту обслуживать можно и в котловане. Без воробьев и березок.

Партизанск - это типичные пейзаж, история, катастрофа. Россия построила себе такое государство, для которого деньги, золото, нефть - это всё, а люди - ничто. Виноват ли в чем-то старатели? Конечно. Но бизнес играет по тем правилам, которые приняты государством. Пользуется и его пользуют.

 

Бывший работник крупнейшей золотодобывающей компании России раскрывает ее удручающие секреты. Люди не меняются: ради дьявольского желтого металла они готовы похоронить всё и всех вокруг.

 

Золотодобывающая промышленность - закрытая. О том, что происходит на приисках и в рудниках, страна не знает. Работники артелей и комбинатов дают подписку о неразглашении сведений, касающихся производственных, технологических и экологических аспектов деятельности предприятий. Давал ее и Олег Востров, доктор из Омска, работавший вахтовым режимом в Северо-Енисейском районе Красноярского края на предприятии, составляющем ядро ОАО «Полюс Золото».

Что известно об этой компании? Стоит миллиарды долларов. В прошлом году произвела почти 40 тонн золота, выручка от его реализации составила 1 199 млн долл. Ее АДР торгуются на Лондонской фондовой бирже и в США. Валовая рентабельность достигла исторического максимума и составила 51 %. Лидер в отрасли с точки зрения операционной рентабельности. Крупнейшей золотодобывающей компанией в России она стала благодаря владению 100% акций ЗАО «Полюс», выросшей из старательской артели, которой с 1983 года выпало разрабатывать Олимпиадинское месторождение. Здесь, на Олимпиаде, всё самое большое: комбинат, золотоизвлекающая фабрика (ЗИФ) в его составе, здесь, в поселке Еруде, прописался глава совета директоров ОАО «Полюс Золото» кавалер Ордена дружбы Михаил Прохоров, самый богатый из высоких, самый высокий из богатых.

«Наша миссия, - пишут на сайте ОАО «Полюс Золото», - раскрытие природных и человеческих ценностей». И еще: «Мы гордимся тем, что ОАО «Полюс Золото» сегодня - это... ответственная компания, обеспечивающая устойчивое социальное развитие и сохранение экологии в регионах присутствия. Мы знаем цену золота».

В Еруде же с 2001 года работал выпускник Омской медакадемии (специализация - гигиена промышленных предприятий) Востров. Сначала штукатуром, в 2003-м его перевели пробоотборщиком в пробирно-аналитическую лабораторию ЗИФ Олимпиадинского горно-обогатительного комбината (ОГОК). С 2005 года он в санитарно-промышленной лаборатории. 16 июля лаборант по анализу газов и пыли Востров уволился.

- Я, Востров О.Н., до последнего времени являлся сотрудником компании ЗАО «Полюс». И я  хочу сделать заявление о катастрофическом загрязнении окружающей среды.

Добыча золота из сульфидной руды это очень сложный, многоступенчатый, объемный химический процесс.  Дробление, выщелачивание, окисление, цианирование, обезвреживание и т.д.

В год перерабатывается около 8 млн тонн руды. На её переработку идет много тонн химических веществ, в том числе и ядовитых. Основные «потребители» этих ядовитых веществ - это золотоизвлекающие фабрики ЗИФ-1, ЗИФ-2, ЗИФ-3 и два биокорпуса.  Всего по ОГОКУ более 40 зарегистрированных источников выброса загрязняющих веществ. На каждом источнике выброса стоят ГОУ.  Это газо- и пылеулавливающие установки различных типов, которые работают практически все 24 часа в сутки (процесс непрерывный) и задерживают на 90 и более процентов от выброса в атмосферу вредные вещества. Неполный перечень вредных веществ выбрасываемых в атмосферу на предприятиях ОГОКа: пары щелочи, аэрозоли серной кислоты, гидроцианид, ртуть, хлор, пыль неорганическая, оксиды азота, диоксид серы и т.д.

ГОУ очищают выбрасываемый воздух. Они проходят периодическую проверку, что ежеквартально и отмечается в актах проверки ГОУ с подписями лаборантов и начальника лаборатории. В любом из актов вы увидите, гарантирую,  около 90% эффективности ГОУ. (Действительно, в 14 изученных мной «Актах проверки параметров работы установки очистки газа» проектная эффективность ГОУ значится в 90%, а фактическая колеблется в диапазоне от 82,5 % до 90,5. Кроме того, на основании десятков замеров составлены «Сведения об источниках загрязнения атмосферы, подлежащих производственному контролю» (форма ПОД-1). Так вот, согласно этим документам, КПД  ГОУ тоже колеблется вблизи 90%. И есть еще отметки в паспортах ГОУ. И там те же впечатляющие цифры. - А.Т.)

Но это на бумаге, в отчетах.

На самом деле ситуация обстоит так.  Из более 40 ГОУ реально работает только одна - в Главном корпусе АС-1 (аспирационная система).  Там стоит ГОУ типа «циклон», который задерживает рудную пыль на 80-90%. Остальные или работают только во время замера (их заливают щелочью, а после отбора отключают, потому что установки изношенные и на круглосуточный режим работы они не способны), как на ЗИФ-1 и ЗИФ-2, или их нет совсем, как на ЗИФ-3.

Вот реальные цифры: замеры проводились в 2009 году. Поясню, что нормативы ПДВ (предельно допустимых выбросов) нам ежегодно рассчитывает наука, на что компания тратит немалые деньги. (Таблица, предоставленная Востровым, содержит 13столбцов и 60 строк. Я взял только самые необходимые столбцы и сократил строки, оставив лишь цифры, касающиеся выбросов гидроцианидов. - А.Т.)

Итак, контролируемое загрязняющее  вещество (ЗВ) - гидроцианид:

Санитарно-промышленная лаборатория ЗАО "Полюс".

Результаты инструментальных замеров промышленных выбросов и эффективности работы ГОУ стационарных источников загрязнения атмосферы Олимпиадинского ГОКа.

 

Наим-ние источника

загрязнения           

 

Выброс,г/с

норматив

ПДВ (ВСВ), г/с

превышение

ПДВ, раз

Примечание*

 

В-1

0,13250

0,00095

140

30кг/4т 178кг

В-2     

0,14899

0,00095

157     

30кг/4т 710кг

В-3

0,34258

0,00096

357

30кг/10т 710кг

В-4     

0,42015           

0,00143

294

45кг/13т 230кг

В-5     

0,34112

0,00143

239

45кг/10т 755кг

В-6

0,13651

0,00143

96

45кг/4т 320кг

В-7

0,35152

0,00608

58

192кг/11т 136кг

В-8

0,18386

0,00306

60

96кг/ 5т760кг

В-27   

0,10120

0,00090

112

 

В-7

0,55578

0,00512

109

150кг/16т 350кг

В-7А

0,43471

0,00512

85

150кг/12т 750кг

В-11

0,43710

0,00341

128

99кг/12т 672кг

В-20   

0,19401

0,00860

23

273кг/6т 279кг

В-21

0,11546

0,00167           

69

52кг/3т 588кг

В-22   

0,49343

0,00222

222

70кг/15т 540кг

 

 

*- в столбце «примечание»: черным шрифтом - разрешенный предел выбросов по ПОД1, красным шрифтом, через дробь, - фактический выброс.

 

Что касается теплоэлектростанции (раньше называлась энергоцех). Здесь ситуация такая: при установке новых котлов устанавливали и ГОУ, чем занимался специалист из Красноярска, он же их и проверял,  он же и писал заключение: эффективность 90% и выше. Наша лаборатория работала, проверяя ГОУ на эффективность, чуть ли не параллельно с ним. Но наши результаты никто во внимание не принял - согласно им, выше 40% эффективности ну никак не получалось.

Примерно такая же ситуация и на новой ЗИФ-3. Это самый крупный в России производственный комплекс, больше 5 млн тонн переработки руды в год. Во время запуска ЗИФ-3 там была смонтирована ГОУ, но ни дня она не работала. Она, конечно, «работала» - как пылесос без мешка для мусора, мы создавали видимость ее эффективности. По сути, вот уже больше двух лет на самой крупной фабрике в России по переработке сульфидной руды, где в результате химического процесса в огромном количестве выделяется  гидроцианид, нет никаких устройств, установок по нейтрализации этого вещества от выбросов в атмосферу.

Сейчас я получил информацию, что на ЗИФ-3 установили новые ГОУ в июле-августе. Не знаю, правда, какова их эффективность.

Есть еще данные по воздуху рабочей зоны, где люди дышат гидроцианидом: нормы ПДК (а это 0,3 мг/м3) превышаются в разы. (Отмечу, что в атмосферном воздухе поселений среднесуточная ПДК гидроцианида равна 0,01 мг/м3, что утверждено Г.Онищенко в 2003 году - А.Т.) Данные по рабочей зоне каждый день варьируется по всем трем фабрикам в зависимости от производственного процесса. Но, в целом, получается от 2-3х ПДК до 10-20.

Уверен, что руководители ЗАО «Полюс» знали и знают об ужасном состоянии ГОУ на ОГОКе. Но, видимо, у них слишком много денег либо «дружат» с контролирующими органами, если устанавливают неэффективные дорогостоящие газоочистные сооружения.

Мне могут возразить: а как же плановые проверки различных природоохранных госорганизаций, почему они молчат?

Я работал в лаборатории с 2003 года и ни разу не видел комплексной проверки эффективности ГОУ на ОГОКе. Со стороны государства нас курирует  Лесосибирский межрайонный отдел филиала государственного учреждения ЦЛАТИ (Центра лабораторного анализа и технических измерений - организации, подведомственной Ростехнадзору - А.Т.) по Красноярскому краю. И, кроме помощи в правильном заполнении отчетной документации, другой работы от них я не видел. Да, было присутствие их представителей  на этапе отбора, скорее экскурсионное, и все.  Была еще смешная комиссия из Красноярского ЦГСН (Центра государственного санитарно-эпидемиологического надзора) - их представитель, отобрав воздух рабочей зоны, перепутал, сдавая на анализы пробы, и «Полюс» оштрафовали на 1000 рублей.

Странное поведение контролирующих органов я ничем объяснить не могу. Мне кажется, их задача заключается не только в предоставлении информационных услуг, но и в выявлении нарушений и контроле их устранения. Зайдите на сайт ЦЛАТИ по Красноярскому краю. Там первой строчкой написано: «ЦЛАТИ по Красноярскому краю относится к объектам федеральной собственности и в своей деятельности руководствуется Конституцией Российской Федерации». Хорошо. Читаем Конституцию: «Статья 42. Каждый имеет право на благоприятную окружающую среду, достоверную информацию о ее состоянии».

Я сейчас, в отличие от уважаемого руководства ЗАО «Полюс» и Лесосибирского ЦЛАТИ, как раз и пытаюсь воспользоваться 42-й статьей Конституции, чтобы обратиться к правительственным и неправительственным экологическим организациям за помощью в охране красноярской тайги и рек Енисейского бассейна от загрязнения их ядовитыми веществами Олимпиадинского ГОКа.

Я поинтересовался у Вострова обстоятельствами, сопутствующими его поступку. Он рассказал, что обращение написал еще в марте. Перед тем, как решиться выносить эти данные на публику, телефонным звонком предупредил о своем намерении главного инженера ЗАО "Полюс" Алексея Марьясова (СПЛ находится в его прямом подчинении). Востров: «Я просил его заменить все неэффективные ГОУ за два месяца (у меня кончался отпуск) либо серьезно подготовиться к этому. Он мне сказал, что у них есть программа по замене или модернизации или что-то типа такого. Мы договорились обменяться: я - текст обращения, он - программу или ее фрагменты. Я хотел убедиться, что это правда. И тогда смысла выносить всё на публику не было бы. Но, к сожалению, я ничего не получил».

На запрос информации (просьбу прокомментировать рассказ Вострова), направленный гендиректору ОАО «Полюс Золото» Евгению Иванову через директора по связям с общественностью Антона Аренса ответа я не получил. Неофициально сотрудники ЗАО «Полюс» говорят о внедрении международных экологических стандартов, что необходимо для привлечения западных инвесторов. В прошлом году «Полюс Золото» стала международной компаний: теперь у нее есть активы в Казахстане, Киргизии и Румынии. А на сайте «Полюс Золото» пишут: «Компания стремится к сокращению сферы применения цианидов с целью уменьшения рисков для здоровья работников и окружающей среды, а также к выполнению требований Международного кодекса использования цианидов. [...] Контроль за эффективностью прироохранных мероприятий осуществляется в рамках программы экологического мониторинга, предусматривающей регулярные наблюдения за состоянием воздушной среды, поверхностных и подземных вод и почвенного покрова. Результаты анализов, выполняемых по этой программе, показывают стабильное состояние окружающей среды в районах непосредственной деятельности компании, что подтверждается проверками контролирующих органов».

Вот только как быть с тем, что в зоне влияния «Полюса» рыбы в реках нет - об этом говорят не только аборигены, но и чиновники краевой администрации?

Международный кодекс использования цианидов (International Cyanide Management Code) - это разработанные под эгидой ООН добровольные обязательства, включающие в себя нормы по безопасному производству, транспортировке, хранению, использованию и утилизации цианидов предприятиями, осуществляющими производство золота. Пока в России сертификат соответствия с Международным кодексом по обращению с цианидами получило единственное месторождение - Купол на Чукотке, о чем прошлой зимой по итогам полномасштабного независимого аудита горнодобывающей деятельности объявила канадская корпорация Кинросс Голд. Купол - российско-канадский проект.

 

К чему Международный кодекс упомянут «Полюсом», непонятно. По этой логике можно упомянуть «Циклон Б» и нацистов, которые его и применяли в газовых камерах концлагерей. Гидроцианид (водород цианистый, синильная кислота) - его основная составляющая. Пока не будет на «Полюсе» внешнего аудита, говорить об экологической ответственности этой компании по меньшей мере преждевременно. 

На запрос, отправленный мной начальнику Лесосибирского межрайонного отдела лабораторного анализа и технических измерений Ольге Саржан ответ получен 15 сентября: «Сообщаю, что для выявления, предупреждения и пресечения нарушений хозяйствующим субъектом требований, установленных законодательством [...] будет проведена внеплановая проверка ЗАО ЗК «Полюс» Управлением Росприроднадзора по Красноярскому краю с 15.09.2010года с привлечением специалистов ЦЛАТИ по Красноярскому краю. Начальник отдела О.Г.Саржан».

Эксперт, пожелавший сохранить анонимность, сказал: «Все, что есть в письме Вострова, очень похоже на правду. Его стоит передать одновременно в технадзор и прокуратуру края. Превышения, конечно, значительные». С сожалением, что в таблице приведены измерения за слишком краткий промежуток времени, сам Востров согласился: данные не репрезентативны. «Просто начальнику понадобились настоящие цифры по эффективности ГОУ. Вот она их и получила. А вообще, есть утвержденный план-график проверки всех ГОУ на эффективность. И по гидроцианидам эта проверка проходит 4 раза в год». Я спросил: «В таблице приведены типичные данные?». Востров: «В зависимости от концентрации вредных веществ в технологическом процессе параметры меняются постоянно, но незначительно. Проблема в том, что мне невозможно доказать эти данные, а только можно поднять проблему. Неэффективность ГОУ (или их эффективность) сможет установить лишь независимая группа экспертов. Но их никто туда не пустит. А если и пустят, то будут пускать пыль в глаза, как мы иногда делали. Лесосибирскому ЦЛАТИ (бывшая работница этого ведомства работает у нас начальником лаборатории) хотелось присутствовать на отборе газов с дальнейшим анализом и расчетами. Мы могли обмануть на всех трех этапах - отбора, анализа, расчета, чтобы получить нужный результат эффективности. Так что любая комиссия или экспертная группа для объективности данных должна все делать сама».

 

Напоминание вместо послесловия

 

Может, это кризис вынудил «Полюс» экономить на очистке выбросов? Нет, кризис ни при чем. Бессилие надзирающих госорганов? Нет, госорганы всесильны. Их коррумпированность? Как вы это себе представляете: инспектор из Лесосибирска будет вымогать взятку у Прохорова? В структурах Ростехнадзора, конечно, ловят мерзавцев регулярно, судят, но дело не в этом. Дело в отсутствии адекватных экологических законов, смешных штрафах. Дело в том, что у нас все заточено под комфорт и благо денег, а не людей.

Законы нужны для того, чтобы охранять богачей и их капиталы. Наверное, не везде так и не всегда, но в сегодняшней России так и есть. Если б было иначе, покорители Нижнего Приангарья, «осваиватели» месторождений Центрального Енисейского золотого пояса (это и Партизанский рудный узел, и Олимпиада) замучились бы штрафы платить, и платили бы они огромные суммы в том числе и лично тем людям, кто не смирился, смеет протестовать против варварства - таким людям, как Востров, Бондаренко (глава Партизанска, о нем шла речь в предыдущем материале). Дума приняла бы закон: обнаружил нарушение природоохранного законодательства, довел дело до суда - получи половину суммы.

Они тут не живут, ни Прохоров, ни семья Прейсов, они отсюда черпают деньги. Поэтому они не заинтересованы, как, впрочем, и Кремль, тратиться на что-то еще, кроме производства. На такие глупости, как ГОУ или сохранение партизанских огородов и воробушков. Но Сибирь - это не только золото и нефть. Сибирь - это еще и сибиряки. Наверное, это трудно понять, но ведь понимали же это в Кремле, когда, скажем, требовалось отогнать немцев от Москвы.

И что делать тем, кто не хочет ни добывать нефть и золото, ни обслуживать вахтовиков, кому Нижнее Приангарье дорого само по себе, а не как кладовая золота и руд? Помирать, как Партизанску? Уезжать?

Топонимика эта, кстати, неслучайная. Здесь, в Нижнем Приангарье, в гражданскую была партизанская республика. Мужики ввели сухой закон, оделись в штаны и френчи из собачьих шкур вверх шерстью - жуткое, по сохранившимся воспоминаниям, было зрелище, встали на лыжи и пошли бить колчаковцев, отборные части, каппелевскую офицерскую армию. Ну и золотодобывающая промышленность тогда закончилась, 20 из 22 драг затопили.

 

Алексей Тарасов

соб. корр. «Новой газеты», Красноярск

(№ 104 от 20 сентября 2010 г.)

Полная версия статьи доступна по адресу: http://www.novayagazeta.ru/data/2010/104/27.html


Комментировать

Архив блога